Ора Ито: 20 лет в дизайне

Ора Ито (Ora Ito)

Ора Ито (Ora Ito)

За свою двадцатилетнюю карьеру французский дизайнер Ора Ито стал руководителем многопрофильной студии, в рамках деятельности которой его интересовали телефоны, мебель, архитектура, гостиничная индустрия, парфюм, трамваи, летающие тарелки и рестораны.

Ресурс Designboom встретился с разносторонним и опытным дизайнером, чтобы поговорить о его деятельности, оценить его достижения, а заодно и поинтересоваться над чем он работает сейчас.

Сумка «Hack-mac», 1999

Сумка «Hack-mac», 1999

В 1997 году вы буквально захватили такие всемирно известные бренды как Louis Vuitton и Apple, создав виртуальные объекты, которые впоследствии были ими признаны. Как родилась эта идея?

Ора Ито: Поначалу мной двигало простое желание удовлетворить эго, я хотел показать, на что я способен, но, к несчастью, нужные средства были мне недоступны. Поэтому я решил создать виртуальный проект, а тогда ничего подобного еще никто не делал. Эра интернета только начиналась, загрузка картинки требовала от пяти минут и более. Когда люди видели мои сумочки Louis Vuitton или Apple, они принимали их за реально существующие подлинники. Японские туристы наводнили магазины Louis Vuitton в поисках моих сумок.

«Back up», 1999

«Back up», 1999

Тогда вы получили некоторую известность, но настоящий взлет в карьере произошел после невероятного успеха алюминиевой бутылки Heineken в 2002 году. Расскажите об этом подробнее.

В те годы пиво воспринимали как исключительно мужской продукт. В Heineken сказали, что хотят сделать бутылку более изящной, и я предложил им первую бутылку из алюминия.

Heineken PACO, 2002

Heineken PACO, 2002

Как вам пришла эта идея?

Мне посчастливилось работать со многими исследовательскими центрами при разных брендах, что дало мне доступ к невероятным технологиям. Я просто должен был понять, как верно применить их для моих идей. Я стал одним из первых, кто начал использовать новые приемы. Люди зачастую думают, что именно дизайнеры создают все эти супертехнологии, но в реальности продукт дизайнера просто популяризирует уже существующие методы.

Heineken, Iconic, 2006

Heineken, Iconic, 2006

Среди прочих вы работали с такими брендами как Guerlain, Christofle и Casina. Как вы находите подход к таким разным клиентам?

Для меня история бренда определяет все. Это похоже на интроспекцию. Ты копаешься в архивах, пытаешься выявить сильные стороны бренда и его отличительные особенности. Это помогает мне придать традициям фирмы максимально актуальное выражение в материальной форме.

One line, Artemide

One line, Artemide

Сфера освещения является для вас интересным предметом исследования и методом расширения границ…

Мне выпал шанс поработать с Artemide – одной из самых крупных в мире компаний по производству осветительных приборов. Я работал с ними над особенным проектом под названием “One line”, который благодаря своему авангардному исполнению имел огромный успех. Это самая тонкая лампа в мире и она целиком отражает мою философию в дизайне: простоту, практичность и идею того, что не используемый предмет должен растворяется в интерьере.

Стол «Arborescence», для Christofle, 2012

Стол «Arborescence», для Christofle, 2012

Вы также работали с Christofle, брендом, имеющим вековые традиции. Расскажите, как это было.

Работать с Christofle для меня одно удовольствие, потому, что у них действительно есть отработанные методы и долгая история в 300 – 400 лет. Но что самое важное, у них есть стабильность. У многих брендов сегодня шаткая платформа, с годами они ослабевают. Christofle остаются верными своим традициям и мастерству.

Светильник «Arborescence» для Christofle, 2012

Светильник «Arborescence» для Christofle, 2012

Как вам удается годами сохранять баланс между вашим фирменным стилем и капризными изменчивыми трендами?

Для меня важно принимать во внимание контекст времени. Он помогает мне лучше понять, что я делаю, где я это делаю и когда.

Бутылка кислородной воды, 2002

Бутылка кислородной воды, 2002

Ощущение некоего непостоянства присутствует в ваших работах…

Да, все верно. Сегодня довольно сложно выработать собственный стиль. Все меняется слишком быстро, идеи рождаются каждую минуту. Все что ты можешь делать – это плыть по течению, но при этом стараться быть на шаг впереди.

Стулья Ico для Cassina, 2016

Стулья Ico для Cassina, 2016

На выставке Salone del mobile 2016 в Милане вы представили коллекцию «Ico chair» для Cassina, которая стала частью экспозиции Центра Помпиду. Что вы почувствовали, когда ваша коллекция попала в музей?

Ну… я почувствовал себя старым (смеется). А если серьезно, это удивительно, это настоящее признание моей работы. Я очень рад, что представлена именно это коллекция, поскольку она была разработана для Cassina – бренда, который я обожаю с детства. Я вырос на их продукции, работа с ними – исполнение мечты. Мне понадобилось двадцать лет мечтаний и всего четыре года для воплощения проекта.

Стул Ico для Cassina

Стул “Ico” для Cassina

Расскажите больше о совместной работе с Cassina.

Я очень хотел, чтобы стул стал воплощением стиля и традиций фирмы, и чтобы добиться этого мне понадобилось время. Я обратился к архивам и нашел фото стула от Ico Parisi из каталогов 50-х годов. Стул мне понравился, но модель выглядела устаревшей. В течение четырех лет я разработал двадцать вариантов, прийти к финальному результату было довольно сложно, ведь нужно было учесть множество деталей, в первую очередь комфорт в использовании изделия.

Вы использовали минимум материалов и разработали изысканный дизайн, создающий впечатление непрерывности линии. Как Вам это удалось?

Мы прибегли к помощи фрезерного станка, чтобы придать стулу скульптурную форму, вместе с тем облегчив его вес, учитывая, что он изготовлен из массива дерева.

Стулья Ico в интерьере

Стулья Ico в интерьере

Вы легко переключаетесь от одной сферы деятельности к другой – интерьеры, технология, мебель?

Должен сказать, это просто изменение масштабов. Это переход от микро к макро, от ремесла к промышленности, от единичного объекта к массовому производству. Постоянная необходимость смены фокуса – один из плюсов моей работы.

Открытая выставочная площадка музея MAMO

Открытая выставочная площадка музея MAMO

Вы открыли арт-центр MAMO в Марселе…

Не то что бы я проснулся однажды утром с мыслью: «А не открыть ли мне арт-центр…», нет, это было не так. Меня интересовала конкретная площадка – старый спортивный зал и терраса на крыше.

Ora Ito  в MAMO

Ora Ito в MAMO

Вы пошли по следам Ле Корбюзье…

Да, точно. Тогда пространство выглядело совсем иначе, нежели сейчас. Когда я впервые туда приехал, все еще было в руинах. В тот момент я загорелся страстью вернуть пространству первозданный вид. Но много лишних элементов было добавлено в него после Ле Корбюзье. Сперва нам нужно было определить объекты, которые не относятся к оригинальному дизайну Ле Корбюзье, а затем найти лучших мастеров, которые способны вернуть месту прежний облик. Так что изначально моей целью было очистить пространство. Но нужно было также определить его применение. Сначала я подумывал обустроить себе там квартирку (смеется), но это место настолько волшебное, что было необходимо сделать его доступным для широкой публики.

Дизайнер Ора Ито

После этого, стоило разработать проект, который отражал бы идеи Ле Корбюзье. Я снова покопался в архивах и узнал, что в 60-е это место было предназначено под музей современного искусства. Такие художники как Николас Чоффер, Ив Кляйн, Жан Тенгли и Марта Пэн проводили здесь свои выставки. Поэтому я решил продолжить традицию своим собственным проектом «Le festival d’art avant-garde». Вот уже четыре года я приглашаю художников в этот центр, идея – проводить индивидуальные выставки и показывать публике работы, созданные специально для этого места. Первым был Ксавье Вейан, представлявший Францию на Венецианском биеннале, затем Даниэль Бюрен, Дэн Грэм и Феличе Варини.

Трамвай Nice

Трамвай Nice

А что насчет недавно завершенного трамвайчика “Nice”?

“The Nice Tram” – это конкурс, и я выступал за команду итальянской компании Alstorm. Наша модель прошла отборочный этап и с нами связались. Это был замечательный проект, но если бы я не имел за плечами опыта общения с инженерами, он бы таковым не стал. В этот раз нам пришлось столкнуться с очень сложными технологиями. Наш трамвай подпитывается энергией от земли, при работе мы сделали множество открытий. Мне всегда не нравилось то, что транспорт работает на ископаемом топливе, которое загрязняет воздух. Думаю, поэтому от такого топлива и хотят отказаться. Также это был проект, где мне пришлось столкнуться с весомыми трудностями. Нужно было решать проблему вандализма, стоимости и много других вещей, с которыми никак не ожидаешь столкнуться. В конце концов, нам удалось представить нашу модель 1:1, а настоящий трамвай будет завершен в 2018 году.

Ора Ито

 

Несмотря на все ваши исследования и обращения к архивам, могли бы вы сказать, что большую роль в работе играет интуиция?

Конечно, моя интуиция влияет на принятие решений. Я часто слушаю свое сердце. В начале карьеры, чутье меня подводило, и я за это поплатился. С годами и с опытом мои инстинкты обострились, потому что мои убеждения стали тверже. Я стал лучше понимать себя и меньше времени тратить на обсуждения того, будет та или иная идея иметь успех или нет. И как итог, работа пошла быстрее.

Дизайнеры

Продукция