История пространственно-световых инсталляций

«Фейерверки над портом» (фрагмент). Картина французского импрессиониста Фердинанда дю Пюйгадо

«Фейерверки над портом» (фрагмент). Картина французского импрессиониста Фердинанда дю Пюйгадо

«А я бамбук, пустой бамбук…»

Свойство бамбукового стебля «взрываться» под воздействием огня было обнаружено в Китае на исходе третьего столетия до нашей эры. Очень быстро пришла идея наполнять пустой бамбуковый стебель разноцветными фруктовыми соками и бросать в костер. Так появился прообраз современного фейерверка.

Однако настоящий прорыв в деле салютов и фейерверков произошел в IX веке уже нашей эры, когда даосские монахи в поисках эликсира бессмертия случайно изобрели порох. К вечной жизни такое изобретение вряд ли приблизило – скорее, наоборот – а вот салют из «заряженного» порохом бамбука получался куда более эффектным.

Европу с порохом и фейерверками познакомил итальянский купец и путешественник Марко Поло, бывавший в Китае в конце XIII – начале XIV века и по достоинству оценивший изобретение. Заметьте, что «свой» порох просвещенная Европа так и не изобрела, однако активно осваивала новинку.

Так, уже в XV веке практически все европейские страны научились делать салют, а в Германии и Италии даже работали свои пиротехнические школы. Наверное, будет излишним говорить, что корпус научились делать из более надежных материалов, чем бамбук.


«Окно в Европу»

Не отставала и Россия. «Огненные потехи» практиковались во многих крупных городах, однако при Петре I лидерство захватил Петербург. В 1730 году у Васильевского острова появился открытый «театрум», где проходили многочасовые фейерверки. «Засветились» в принадлежности к этому благому делу многие ученые и политики, от Кулибина и до самого Петра I.

В праздники Петропавловская крепость «утопала» в тысячах огней-лампионов, превращаясь в сказочные декорации, а в загородной резиденции Петра I – Петергофе каждый дипломатический прием сопровождался самой настоящей пространственно-световой инсталляцией практически в современном смысле этого слова. Восторженные гости могли увидеть герб своего государства, приветственную надпись на родном языке, а также световые букеты, пирамиды, каскады и гирлянды.

Постепенно свето-пространственные технологии перемещались из-под открытого неба в стены театров и музеев. Так, в 1910 году Александр Скрябин представил миру оперу «Прометей», где «огненный» смысл художественного произведения был воплощен посредством музыки и света с соответствующей синхронизацией музыкальных и световых акцентов.

В 1920 году художник Владимир Татлин представил проект памятника III Интернационалу. Наклонная спираль была условно разделена на зоны различной геометрической формы – куб, пирамиду и цилиндр – которые должны были оборачиваться вокруг своей оси раз в год, месяц и день соответственно. Усилить инсталляцию должны были прожектора, которые, по замыслу, должны были бы проецировать на облака лозунги.

Фейерверки в петровской России. Старинная гравюра

«А что же Европа?»

Европа ХХ столетия тоже двигалась вперед быстрыми темпами. В 30-е годы одним из лидеров пространственно-световых технологий стал венгерский художник Ласло Мохой-Надь. Он явил миру так называемые «свето-пространственные модуляторы» – это такие кинетические конструкции, в которых отдельные части при помощи двигателя меняли взаимное расположение, а специальная подсветка создавала узоры из движущихся теней.

В послевоенное время идея пространственно-световых инсталляций обрела второе дыхание и стала известна как кинетизм. В 60-е годы по всей Европе прошли выставки, так или иначе задействовавшие тогдашние достижения в этой области. Следует особо отметить вклад, который сделал в развитие данного направления французский художник Николя Шоффэр.

Так, его спектакль «Формы и свет», представленный в Бельгии в городе Льеж, поразил богатством и роскошью. Кибернетическая башня включала в себя 66 оборотных зеркал и 120 цветных проекторов, имела 52 метра в высоту, а световое представление демонстрировали на полупрозрачном фасаде Дворца Конгрессов.

Вполне по-европейски выглядели и представители кинетизма в СССР. Это была молодежная группа «Движение», само название которой уже как бы намекало на роль кинетики в пространственно-световых инсталляциях. Лидером группы был Лев Нусберг, а в работе группы в разное время принимали участие такие художники, как В. Акулинин, В. Щербаков, Ф. Инфантэ, А. Кривчиков, Р. Заневская, М. Дорохов, С. Зорин, В. Колейчук.

Апогеем творчества группы можно смело считать заказ на оформление Ленинграда к 50-лeтию Октябрьской Революции. Потрясающее шоу с киноперфомансами, световой проекцией на площади Финского вокзала восхитило всех зрителей без исключения. А «Цветок Нусберга» в виде пульсирующего веера на Университетской набережной стал настоящей легендой.

Кибертеатр. Концепция Льва Нусберга

«А наше третье тысячелетье…»

В третьем тысячелетии пространственно-световые инсталляции шагнули далеко вперед в своих возможностях «светопредставления». Так, во многих курортных и не только курортных городах мира появились свои «танцующие фонтаны», где игра музыки и света четко синхронизирована с силой и высотой подъема струй воды. Одно из самых шикарных представлений в Барселоне собирает тысячи восторженных зрителей, чуть более скромное шоу на Кипре тоже пользуется стабильным успехом у туристов, а с некоторых пор с ними вполне может конкурировать и Винницкий «поющий фонтан».

Винница. Поющий фонтан

И, конечно, достижения в области пространственно-световых инсталляций умело поставили себе на службу рекламисты. Так, производители минеральной воды на один вечер превратили обычные велотренажеры в генераторы, «запускающие» световое стриптиз-шоу на стене здания. Так как темой похудения более озабочены женщины, то стриптиз, безусловно, был мужской. В конце короткого шоу зрительницам сообщали, сколько калорий они потратили, вращая педали велогенератора.

До чего еще додумается пытливый человеческий ум, предугадать не дано никому. Поэтому следите за прогрессом и будьте в курсе новинок!